Воспоминания блокадников. Нинель Николаевна Бойкова
Люди и судьбы

    Родилась в 1925 г. в г. Кронштадте, где жили у бабушки. Затем с родителями переехали в Ленинград. Дом наш находился на Мойке. Училась в школе №6, которая находилась в нашем дворе. Половину здания занимала музыкальная школа. Когда началась война, школу сделали госпиталем. Во время обстрела возникали пожары, и раненые прямо из окон прыгали на асфальт. Часто во время налетов над военно-морским училищем, которое находилось рядом, возникали воздушные бои.

    Когда началась война, меня, как старшую в семье, отправили работать, так как отец умер, а у мамы нас было четверо, да еще бабушка и мамина сестра, приехавшая из деревни. Работала я на фабрике им. Самойлова. Домой нас не пускали, на фабрике было введено казарменное положение. Мы изготавливали для фронта галеты и сухари. По совету директора фабрики меня отправили учиться в ремесленное училище N 9. В училище в основном были мальчики, девочек было мало, но учились мы на фрезеровщиков, токарей, слесарей. Делали детали для фронта.

    Летом наше училище увезли на оборонительные работы — копать противотанковые рвы на Пулковских высотах. Однажды ночью нас разбудил военрук и сказал, что гитлеровские войска находятся от нас километрах в 30-и, что машин нет и нам предстоит идти пешком всю ночь. И шли всю ночь напролет. Кто посильней был — тот дошел. А остальные оставались в деревнях, которые попадались по пути.

    Придя домой, я увидела, что на нашем доме стоит зенитная установка, которая вела обстрел при налете самолетов. Рано утром в воздух поднимались аэростаты. Часто немецкие самолеты появлялись над военно-морским училищем ночью, когда город был затемнен. На улицах у домов дежурили люди, которые создавали штабы ПВО. Около Невской заставы были возведены укрепления из мешков с песком и сваренных крест-накрест рельсов, чтобы не могли пройти танки или сесть вражеский самолет.

    Страшное зрелище, когда горели Бадасвские склады, где были сосредоточены запасы продуктов для города. Огромное зарево было видно со всех сторон. Когда на складах все сгорело и текла только патока от расплавившегося сахара и горелой муки да вонючего мыла, люди ходили собирать — в том числе и я ходила. Но досталось очень мало: один чайник — литра два патоки, с которой и пили мы с мамой чай. В это время мы остались с мамой вдвоем, все погибли при обстреле города. Так дожили до зимы. А зимой сжигали, что можно: книги, стулья, шкафы, столы.

    На коммунальные квартиры было страшно смотреть: воды не было, туалеты не работали, кругом грязь. За водой ходили на Неву, где была пробита прорубь, и черпали воду кто кружкой, кто стаканом. Все это возили на санках: привяжешь ведро, а домой привезешь не более двух литров, так как было далеко и не хватало сил. Холодно было и голодно, но духом не падали. Часто люди собирались и слушали по радио, которое было установлено на площади, сообщения информбюро с фронта.

    Спали дома с мамой на одной кровати в валенках и одевшись: я в шинели, а мама в шубе. В ремесленном училище нас кормили в столовой, где давали суп из сахарной свеклы и 125г. хлеба. Хлеб я носила домой, где мы его делили с мамой пополам.

    Пришло распоряжение отправить все училище на Северный Кавказ. Нас погрузили в теплушки по группам. Сначала, когда выехали, все шло хорошо, но до первой бомбежки. Потом стали ползти еле-еле. Получилось так, что нас вернули обратно, так как дорога на Кавказ была закрыта немцами. Потом нас погрузили в автомашины, прикрыли брезентом и повезли через Ладогу на другой берег, где мы оказались вместе с ранеными, находившимися в Белой Церкви. Там мы были недолго, нас отправили на обработку и увезли на поправку в деревню недалеко от Нижнего Тагила. В этой деревне добывали открытым способом платину. Когда производили взрывы, мы все время пригибались к земле, за что нас местное население прозвало «умирающие лебеди». Через два месяца нас перевезли в Нижний Тагил, где мы жили в бараках, учились и работали на авиационном заводе — делали под руководством старших рабочих колеса к самолетам.

    После распределения попала на шарикоподшипниковый завод в Свердловске. Работала шлифовальщицей, делала тоже детали к самолетам. Однажды, когда я возвращалась со смены, у меня отобрали карточки, которые выдавали на заводе. И вот тогда я решила уехать в Ленинград. Села на поезд зайцем и поехала. Но в городе меня прямо с вокзала забрали в милицию, чтобы отправить в Свердловск обратно. Я не поехала — было стыдно, и решила завербоваться на железную дорогу в ПМЗ №33, где стала работать путевым рабочим. Там вышла замуж за Бойкова Лаврентия Васильевича — уроженца Новосибирска. Когда окончился договор, переехали в г.Лениногорск к его сестре. Там работала в детском саду. В 1965 г. уехали в Новосибирск.

    Сразу же по приезде устроилась в военизированную охрану стрелком. За хорошую работу была повышена в должности до начальника караула, потом до начальника команды. В мою обязанность входило осуществлять охрану институтов. В 1971 г. перевелась в магазин №12 Сибакадемстроя, где проработала 4 года. Потом перевели на базу, работала экспедитором мешкотары до 1980 г., пошла на пенсию. И снова ушла в магазин, где проработала до 1990 г.

    Имею много ценных подарков, юбилейную медаль к столетию со дня рождения В.И.Ленина, ветеран труда, ударник коммунистического труда. Имею знак «Житель блокадного Ленинграда».

    Записано 5 января 1994 года

    «900 блокадных дней»
    По материалам: Из книги «900 блокадных дней» Сб. воспоминаний / Отв. ред. Л.A. Волкова. - Новосибирск, 2004. - 326 с. - 300 экз.



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020