Воспоминания блокадников. Екатерина Кирилловна Бокарева
Люди и судьбы

    Вся жизнь разделена
    На «До войны» и «После».
    Что было до войны:
    Отец и мать, и сестры,
    Мужья моих сестер,
    Их маленькие дети;
    За школой водоем.
    И в букваре твоем
    Был Ленин на портрете...


    День, когда началась война, я не помню. Время такое хорошее: лето, каникулы… Никто и не думал, что война будет такой тяжелой, долгой, унесет миллионы жизней. Финская война тоже ведь не была легкой. Она тоже отозвалась болью. У старшей сестры моей Маруси на финской войне погиб муж. Но ведь быстро управились и победили. Так же думали и с фашистами будет, но все вышло по-иному…

    Начались сразу бомбежки, артобстрелы, пожары; немец взял в кольцо Ленинград. Огромное зарево стояло над городом, — это горели Бадаевские склады. Запасов, говорили, там было на десять лет. И все сгорело. Рассказывали, что сахар тек рекой, превращался в лаву, в уголь.

    Воздушные тревоги каждый день Заклеенные крест-накрест полосками бумаги стекла, чтобы не вылетели от взрывной волны. Окна зашторенные наглухо, чтобы ни лучика света не пробилось на улицу.

    Однажды сидим вечером. Вдруг стучат. Мама открыла. — Военные. — «Неужели плохо затемненное окно?». — «Нет, мамаша. Мы к вам на ночлег. Сейчас ваш сын, наш старший лейтенант, подойдет. Он в военкомате задержался».

    «Нина, Ниночка, Джозеф пришел!» Сколько было радости,, хотя он еще и не появился. Собрались соседи. Расспросы, слезы. Вот наконец и Джозеф. Солдаты сразу подтянулись. — «Отдыхайте ребята, надо поспать. Утром выступаем. Нашу часть перебрасывают под Тихвин»,- сказал он солдатам.

    Он обнял нас, поцеловал всех, взял Мишутку-сынка на руки, и они сели за печкой, где стояла Мишенькина кроватка. Соседи разошлись. Мама вскипятила чайку, попили с солдатскими сухарями и с сахаром. И стала стелить постели. На полу улеглись солдаты, и я с мамой с краюшку. Всем хватило места…

    Слышу, мама спрашивает: «Как ваш командир-то, хороший?» — «Если был бы нехороший, мы бы не пошли с ним к его семье!» — «Спасибо вам, ребятки. Спите. Вставать вам рано».

    Рано и встали. Попрощались и ушли. Больше мы Джозефа не видели. Где они сложили свои головушки, неизвестно. Знаю только, что им, добровольцам, не хватило обмундирования, и выдали им синие милицейские брюки. И когда шли в атаку солдаты эти, то кричали немцы: «Синештанники идут! Гитлер капут!»

    Да не скоро был Гитлеру капут. Шел только первый год войны. Первый раз не пошли дети в школу. Хлеба выдавали все меньше и меньше. На город надвигался голод. Обледенелые, без стекол здания угрюмо смотрели на редких прохожих. Кто на санках вез водичку, кто больного, кто умершего…

    Мама работала на заводе «Светлана». Приходила поздно, приносила суп в бидончике — свою порцию. Рабочих подкармливали супом без карточек. Потом запретили выносить домой, чтобы ели сами. Так мамочка моя бедная жижку выпьет, а ложку крупы из тарелки в платочек сложит и принесет мне да Мишутке.

    В магазин ходила я. Вдруг завыла сирена: «Скорей, скорей бегите в траншеи!» Они были сразу за магазином. Началась бомбежка. Так сильно содрогнулась земля, что показалось, будто бомба упала рядом. Еще поухало где-то и дали отбой. Вылезаем. Кто-то сказал: «Дом большой разбомбило» — «Восьмой». Боже! Наш дом! Подбежала к магазинным воротам и боюсь выглянуть. Господи! Стоит наш дом и окна целы. Три дома были под номером 8. Наш бы 8-в.

    А от дома 8-6 осталась огромная воронка, по краям валы взорванной земли, в земле щепочки, как от сарая. Специальные рабочие раскапывают. Понесли человека, голова окровавлена. Волосы как скальп содраны, над ухом держатся. Пишу, жуть берет, а когда видела, стояла, как окаменевшая. «Иди, девочка, домой», — кто-то сказал и подтолкнул меня.

    Пишу, комок стоит в горле, слезы очки застилают. Хватит ли сил дописать до конца…

    Мне стихов не сложить,
    Когда плохо до жути
    Я сложу их потом,
    Помоги в этом, жизнь.
    Эта тонкая нить
    Человеческой сути,
    Завяжись узелком,
    Уцелей — не порвись...


    Тонкую нить нашей жизни завязал незнакомый человек. Каждый месяц продкарточки прикреплялись в магазине. Мама на работе. Маруся была на последнем месяце беременности. Нина лежала в горячке. Говорили, испанка ходит, болезнь такая. Маруся подала бумажник с карточками, я и пошла их прикреплять. Продавец говорит: «Девочка, надо чтобы взрослые приходили» — «У нас некому: все болеют, мама на работе». «Я буду долго в магазине», — сказала она и отдала мне бумажник. Сунула я его за пазуху и поплелась домой. У дверей хотела его в руки взять… а его там нет. Похолодела вся. Потеряла! Уронила! Где?! Со страха меня силы оставили. Ничего не видя, перешла дорогу. У магазина крыльцо было высокое — ступенек десять. Еле поднялась. У входа стоит мужчина. Я его как сейчас помню. Худой, в осеннем пальто, глаза большие, темные. «Девочка, я знал, что ты вернешься» — и протягивает мне мой бумажник.

    Знаете, я ничего не помню, и тогда была как во сне. Сказала ли спасибо, как дошла… И дома ничего не рассказала. Тогда я даже не могла понять, что человек этот спас нам жизнь. Ведь и с этими карточками умерла мама 4 марта, а 18 марта Маруся. Я пошла в детский дом. Нина с Мишуткой эвакуировались в Новосибирск. Все, что я сейчас пишу — это благодаря этому великому честнейшему человеку. О нем знают мои дети, внуки и, конечно, сестра моя и ее семья, и конечно, все мои знакомые. Что же я не написала об этом давно, в Ленинград, не рассказала об этом, чтоб узнал он, как бесконечно благодарны ему не только мы трос, эвакуированные из Ленинграда, но и наши дети и внуки, появившиеся на свет после войны.

    Сейчас мне 72 года, в Новосибирск я приехала к сестре из детского дома, который находился в Ярославской области. Воспоминания о детском доме у меня самые светлые. И раз я люблю писать стихи, то я ими и закончу.

    СНЫ
    Мне снятся иногда места такие,
    Как будто бы
    Знакомые давно:
    Поляны, солнцем залитые,
    Стог одинокий,
    Старое гумно.
    И будто я иду
    Лесной дорогой
    И смутно понимаю:
    Это сон.
    А даль звенит
    Пичугой-недотрогой.
    Вдруг все прогнал
    Будильника трезвон.
    Пора вставать
    Чего-то ноет сердце,
    А в зеркале
    Задумчивость лица…
    Картины эти
    Снятся мне из детства
    Без матери моей
    И без отца…
    Нам, как могли,
    Их люди заменили,
    Кто нас воспитывал
    И кто учил.
    А мы, детдомовцы,
    Их не благодарили, — Умом видать никто не доходил...


    Записано 21 апреля 2002 года

    «900 блокадных дней»
    По материалам: Из книги «900 блокадных дней» Сб. воспоминаний / Отв. ред. Л.A. Волкова. - Новосибирск, 2004. - 326 с. - 300 экз.



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020